Научная деятельность

Печоро-Илычский заповедник с момента своего создания играет важнейшую роль в изучении природы края. Небольшой штат научных и научно-технических сотрудников в трудных условиях тайги проводит нужную и интересную исследовательскую работу, результаты которой опубликованы в 17 томах Трудов заповедника и во многих других изданиях. Эти работы содержат большой оригинальный материал и настолько важны, что на них ссылаются отечественные и зарубежные ученые, используя их при написании учебников, монографий и специальных методических руководств.

Огромный вклад в изучение природы заповедника внесли известные исследователи С.Г. Нат, А.Ф. Чиркова, Ф.Ф. Шиллингер, работе которых заповедник обязан своим существованием. Первым научным сотрудником заповедника был В.Г. Дормидонтов, который много трудов вложил в изучение орнитофауны Печоро-Илычского заповедника и положил начало научно-исследовательской деятельности заповедника. Вскоре была выполнена большая серия работ, посвященных особенностям климата, снегового покрова, растительности и геоморфологии.

Среди работ этого периода особого внимания заслуживают книги профессора В.А. Варсанофьевой «Геологическое строение территории Печоро-Илычского заповедника», А.А. Корчагина «Растительность северной половины Печоро-Илычского заповедника» и Л.Б. Ланиной «Флора цветковых и сосудистых растений Печоро-Илычского заповедника», которые не утратили своего значения и на сегодняшний день.

Во время Великой Отечественной войны 1941-1945 годов научно-исследовательская работа в заповеднике не прекратилась, и вновь широко развернулась в первые же послевоенные годы, когда было выпушено три тома Трудов (1947, 1948 гг.), посвященных охотничье-промысловым птицам и зверям — рябчику, глухарю, соболю, кунице.

Необходимо отметить фундаментальные исследования ботаника М.И. Владимирской, И.О Семенова-Тян-Шанского, а также Е.П. Кнорре — первого заведующего лосефермой заповедника.

В последующие годы исследовательская деятельность в заповеднике продолжалась еще интенсивнее, а результаты ее широко публиковались в центральных научных журналах.

В военный и послевоенный периоды особенно плодотворно работали в заповеднике В.П. и Е.Н. Тепловы. Они опубликовали десятки оригинальных статей, создали основу научной коллекции заповедника. Разработали существующие и сейчас постоянные маршруты по учету численности охотничье-промысловых животных, тем самым заложили прочную базу для всех последующих стационарных работ по углубленному изучению биологии зверей и птиц печорской тайги.

Начиная с 50-х годов ученые заповедника особенно много внимания уделяли изучению лосей и бобров — их экологии, физиологии и описанию наиболее рациональных путей их использования. В эти же годы вышел ряд всемирно известных работ по проблемам динамики численности промысловых животных. Не прекращались и геоботанические работы в заповеднике, изучалось плодоношение ели и сибирского кедра.

Основным научным трудом всех заповедников России всегда считались тома «Летописи природы». В этой книге ежегодно записываются фенологические наблюдения, сведения о численности животных, урожае семян хвойных, ягод, грибов и многое другое.

Ученых всего мира привлекают находки геолого-археологической экспедиции, которой руководили Б.И. Гуслицер и В.И. Канивец. В пещерах на территории заповедника найдены остатки сайгака, тигро-льва, пещерного медведя, овцебыка и обнаружена самая северная стоянка древних людей.

В Печоро-Илычском заповеднике проводился уникальный многолетний эксперимент по одомашниванию лося. Этому посвящены многочисленные публикации Е.П.Кнорре, М.В. Кожухова, Л.И. Иржака.

В разных уголках Печоро-Илычского заповедника организованы научные стационары, на которых его сотрудники ведут долговременные исследования. Ежегодно здесь работают ученые, аспиранты и студенты многих отечественных и зарубежных организаций. Предметом их исследований являются млекопитающие, птицы, насекомые, растения, грибы, лишайники. Более 45 лет продолжается сотрудничество заповедника с учеными Коми научного центра Уральского отделения Российской Академии Наук, в заповеднике также работают студенты и аспиранты Сыктывкарского государственного университета. С 2007 г. проводит научные исследования совместный Уральский экспедиционный отряд Центра по проблемам продуктивности и экологии лесов РАН (ЦЭПЛ РАН) г. Москва и Печоро-Илычского заповедника. Налажены прочные связи с учеными Швеции, Норвегии, Финляндии, заповедник посещали исследователи из Великобритании, Германии, Франции, Испании, Америки, для которых особый интерес представляют первозданные лесные экосистемы, практически утраченные сегодня в западноевропейских странах.

По результатам научных исследований на заповедной территории опубликовано 17 выпусков Трудов Печоро-Илычского заповедника, ряд научных монографий и научно-популярных книг, опубликованы сотни научных статей в различных отечественных и зарубежных изданиях.

С середины 20-х годов началось интенсивное исследование междуречья Печоры и Илыча. В 1925 и 1926 гг. здесь работал В. С. Говорухин, в конце 20-х — Ф. В. Самбук, в 30-е — А. А. Корчагин. В эти же годы начала большую работу по изучению флоры в недавно организованном заповеднике Л. Б. Ланина, которая проработала в заповеднике более 30 лет и очень много сделала для его научного становления.

В 1923—1924 гг. в районе верхней Печоры постоянно работает В. А. Варсанофьева.

Тема первой печатной работы заповедника, первого выпуска его «Трудов» — геологическое строение территории. Счет научным публикациям заповедника в 1940 г. открыли В. А. Варсанофьева и Г. А. Чернов. В этом же году во втором и третьем выпусках «Трудов» появляются работы А. А. Корчагина и А. М. Леонтьева по растительности и Л. Б. Ла-ниной — по флоре территории заповедника.

В 1937 г. зоологи В. П. и Е. Н. Тепловы и в 1938 г. С. С. Донауров начали зоологические исследования и работы по инвентаризации фауны позвоночных. В эти же годы заповедник начал работы по реакклиматизации бобра, некогда населявшего бассейн Печоры, но полностью истребленного в конце прошлого века. Выпускали бобров двумя партиями, в 1938 и 1940 гг., на реках Большой Шежим и Кедровка. 18 зверей, доставленных из Воронежского заповедника, хорошо прижились. Сейчас бобр обычен в заповеднике и прилегающих районах, он занял все пригодные для него места обитания. Более чем в 100 поселениях насчитывается не менее 400 бобров. С 50-х годов бобров в заповеднике отлавливают для расселения в другие районы Коми АССР.

В 1935 г. начался сбор материалов по программе «Летописи природы».

В послевоенные годы директором заповедника был назначен Г. Г. Шубин, охотовед, ученик П. А. Мантейфеля. Именно в эти годы заповедник столкнулся с проблемой лося: со второй половины 40-х годов численность этого зверя в заповеднике стала стремительно нарастать. В начале 50-х годов лосей стало так много, что пастбища их стали истощаться. Регулирование численности лосей стало необходимым. В 1956 г. при заповеднике (на незаповедной территории) было создано лосепромысловое хозяйство. В первый же год оно оправдало все затраты на постройку изгородей поперек пути миграции, загонов для выборочного отстрела, помещений для разделки добытых лосей. С 1956 по 1968 г. в хозяйстве было отстреляно 1000 лосей, заготовлено около 200 т мяса. Были изъяты излишки популяции, которые все равно бы погибли от бескормицы и болезней. Кроме того, был собран уникальный массовый материал по биологии печорской популяции лосей.

Кроме организации лосепромыслового хозяйства (Шубин, Язан, 1959) по инициативе Г. Г. Шубина и Е. Н. Кнорре в 1949 г. в заповеднике была создана и первая в мире опытная лосеферма. Главной целью организации лосефермы было одомашнивание лося.

Одомашнивание — это долгий, многовековой, целенаправленный процесс, при котором отбираются животные не только с положительным отношением к человеку, но и с ценными для него качествами. И за несколько десятилетий это сделать практически невозможно.

Лосеферма начиналась, как говорится, не на пустом месте. Опыты по приручению лося и использованию его как транспортного животного начались не менее трех столетий назад. Однако первые массовые опыты приручения и использования лося были начаты в нашей стране в середине 30-х годов.

При организации печорской лосефермы перед ней были поставлены задачи: уточнить биологические особенности лося и в соответствии с ними разработать кормовые рационы и режимы содержания и использования лосей; создать стадо в 20—30 лосей; проверить способность к размножению в неволе; выяснить возможные направления хозяйственного использования лосей.

За 30 лет с небольшим на лосеферме было выращено более 300 лосей при ежегодном поголовье в 30—35 животных. Среди них есть уже особи пятого домашнего поколения. Каждую весну выращивается до полутора десятков лосят. Родившиеся на лосеферме лосята всегда здоровы, гибель лосенка очень редка и расценивается работниками лосефермы как чрезвычайное происшествие.

Продолжительность жизни лосей на лосеферме весьма значительна — до 18 лет. Стадо лосей постоянно увеличивалось бы, если бы не браконьеры, волки и медведи, жертвами которых становятся лоси, почти круглый год находящиеся на вольном выпасе.

Лосихи на лосеферме часто приносят двойни, в 1983 г. 13-летняя Алыча отелилась тройней, что достоверно отмечено впервые. Интересно, что стельные лосихи, которые всю зиму находились на вольном выпасе, довольно далеко от лосефермы, приходят телиться на ферму. Лосихи приходят на дойку несколько раз в сутки, в одно и то же время.

Молочная продуктивность лосих по сравнению с коровами невелика. За 3—5 месяцев лактации от одной лосихи надаивают 300—500 л молока. Однако это молоко 12—14%-ной жирности, с высоким содержанием витаминов и микроэлементов. Свойства его до конца еще не изучены.

Несмотря на то что опытная лосеферма Печоро-Илычского заповедника не дала сенсационных результатов (что совсем необоснованно ставится порой ее организаторам в вину), наука получила от нее неизмеримо больше — ферма стимулировала исследования лося, этого интереснейшего и полезного для человека зверя.

Сотрудниками заповедника разработана методика выращивания лосят, изучены некоторые аспекты этологии этого вида, доказана несостоятельность применявшегося ранее способа определения возраста лосей по рогам (по количеству отростков на них), и принят другой способ — по степени стирания поверхности коренных зубов на нижней челюсти.

Работниками заповедника и сотрудниками различных научных организаций, которые сотрудничали и сотрудничают с заповедником, опубликовано более 80 работ по различным вопросам биологии лося. Среди них выделяются работы сотрудников Института биологии Коми филиала АН СССР, с которым у заповедника давние связи. Много лет руководит работой лосефермы ученик Е. П. Кнорре М. В. Кожухов, начавший работать в заповеднике еще в 1956 г. В 1978 г. было закончено строительство новых помещений лосефермы, системы загонов для лосей. В 1984 г. Главохота РСФСР приняла решение об укреплении опытной лосефермы и расширении ее деятельности.

С 1960 г. в системе заповедников Главохоты РСФСР были введены так называемые фронтальные темы научных исследований. Одним из инициаторов этого был В. П. Теплов. Изучением биологии, закономерностей изменения численности какого-либо вида стали заниматься теперь по единой программе во всех заповедниках, где встречается этот вид. В Печоро-Илычском заповеднике таким видом стал дикий северный олень (лесная форма). Его изучением занимался С. М. Сокольский (1961), один из старожилов заповедника, работающий здесь с 1957 г. Одной из задач заповедника было со хранение популяции лесного северного оленя, который к моменту организации заповедника был оттеснен к востоку и сохранился только на горных тундрах Уральского хребта. Заповедник выполнял роль резерва в сохранении и увеличении численности этого животного. В конце 40-х и начале 50-х годов в районе Якши появлялись стада северного оленя, по две-три сотни голов в каждом. Северный олень в 50-е годы обитал на всем боровом междуречье Илыча и Печоры.

Однако после первой реорганизаций заповедника в 1951 г. положение изменилось. Одновременно с вырубкой боров-беломошников и уничтожением при этом ягельного покрова сильно развилось браконьерство на не охраняемой теперь территории.

Кроме этого в горных тундрах, в местах обитания дикого оленя, увеличились стада оленей мансийских колхозов, что привело к стравливанию ягельников. Из-за потравленности тундр прекратились миграции северных оленей в восточном направлении. Численность оленей в верховьях Печоры и Илыча быстро снижалась. Было предложено присоединить к основной территории заповедника еще не тронутый лесозаготовителями участок боров-беломошников в бассейне р. Большая Андюга. Однако предложение так и осталось предложением — заповедник не смог отстоять последний участок, пригодный для обитания довольно большого числа северных оленей.

Выпас стад домашних оленей на горных тундрах не был самостоятельной акцией оленеводов мансийских колхозов. Еще весной 1941 г. между заповедником и колхозами Березовского района Тюменской области было заключено соглашение о выпасе домашних оленей, в котором были оговорены всяческие запреты на отклонение стад от маршрутов, предусмотренных этим соглашением. Не было установлено только предельное число оленей, которые перегонялись на территорию заповедника. С 1974 г. перегон оленьих стад на вершины, которые находятся в границах заповедника, запрещен.

С начала 70-х годов в заповеднике разрабатывалась тема по изучению факторов, определяющих численность белки в тайге Северного Урала. С. М. Сокольский совместно с Э. Н. Кудрявцевой собрали уникальный материал по экологии белки. Работа проводилась главным образом на стационарных площадках, где было установлено более 400 живоловок. За десять лет, начиная с 1971 г., за почти 250 тыс. ловушко-суток, отловлено, помечено и выпущено около 500 белок, выяснена природа миграций этого вида и разработана методика прогнозирования численности белки для большого региона Северо-Востока европейской части СССР.

В эти же годы сотрудники заповедника изучали фауну муравьев (Рубинштейн, 1980), экологию семги и хариуса (С. В. Кулида). В. В. Федотов изучал флору заповедника и к 1983 г. составил новый список растений.

В 1970 г. заповедником был заключен договор о научном содружестве с Ботаническим институтом АН СССР, Институтом биологии Коми филиала АН СССР и Лабораторией лесоведения АН СССР, и с 1971 г. начались комплексные работы. В исследованиях принимали участие специалисты и других институтов и лабораторий, студенты многих вузов страны.

«Для проведения комплексных исследований было решено заложить в основных природных районах заповедника несколько экологических профилей так, чтобы каждый профиль мог характеризовать данный район. Такой профиль должен охватывать все основные типы растительных сообществ, чтобы можно было проследить виды и их связи по всей экологической амплитуде в данных условиях и иметь представление о всем разнообразии биогеоценозов, хотя бы в общих чертах» (Боч, Василевич, 1976).

В работе приняли участие геоботаники и флористы, почвоведы и микробиолог, энтомологи и лесоводы, орнитологи и акаролог. Места закладки профилей выбирали так, чтобы каждый из них был характерен для района и к нему можно было бы сравнительно просто добираться. На каждом профиле закладывали по 100 пробных площадок 20 х 20 м. На каждой пробной площади описывался мохово-лишайниковый и травяно-кустарничковый ярусы, проводился пересчет всех деревьев, учитывался подрост; проводился учет насекомых кошением сачком и отдельно — учет муравейников, выкапывался почвенный разрез, закладывались стекла обрастания для выяснения микробного населения почвы.

Было заложено три профиля: «якшинский» (8,37 км) — в боровом участке, «шайтановский» (11,0 км) — в увалистом переходном районе и «верхнеилычский» (7,0 км) — в верховьях Илыча, от его берега через заболоченные леса и болота Верхнеилычской низменности с выходом на горные леса и тундры горы Кычел-из.

Работа продолжалась три полевых сезона. Собранные материалы дали возможность провести количественную классификацию растительных сообществ и почв. Результаты работы опубликованы в 13-м выпуске «Трудов» заповедника (1976 г.) и в монографии «Взаимосвязи компонентов лесных и болотных экосистем средней тайги Приуралья» (1980).

Материалы по программе «Летописи природы» собираются в заповеднике более полувека, с 1935 г. Лесоустройством 1978—1979 гг. была наново оформлена в натуре система постоянных маршрутов и пробных площадей для стационарных наблюдений: 3 стационарных экологических профиля, 23 постоянные пробные площади по изучению лесовозобновления и урожайности хвойных пород, 6 площадок фенонаблюдений и снегосъемки; маршруты по учету лосей (290 км), боровой дичи (ПО км), учету рябчиков на пищик (26 км), мышевидных грызунов (2 км); маршруты по учету белок с лайкой (115 км), следов животных (90 км); постоянные пробные площади по учету численности лосей (7887 га), по учету численности других животных (две площадки — 6289 га и 11 977 га); 41 постоянная площадка для изучения продуктивности ягодников.

Кроме этого в систему стационарных наблюдений входят маршрут по учету мигрирующих лосей, участки рек Печоры и Илыча по учету нерестилищ семги, а также водоплавающих птиц на пролете.

В декабре 1984 г. Печоро-Илычскому государственному заповеднику был присвоен статус биосферного. Стационарные экологические профили могут стать местом проведения наблюдений за изменениями природного комплекса по расширенной программе.

Картотека наблюдений за природным комплексом содержит десятки тысяч карточек. Огромную ценность представляют и дневники лесников, которые хранятся в заповеднике как материалы первейшей важности. Фонды заповедника ежегодно пополняются научными отчетами сотрудников, которые содержат интереснейшие первичные данные, пока еще до конца не обработанные и не обобщенные.

Гербарий заповедника содержит несколько тысяч листов и постоянно пополняется. Зоологические сборы в виде тушек млекопитающих и птиц сохраняются с первых лет деятельности заповедника, когда в нем работали первые зоологи В. Г. Дормидонтов, В. П. Теплое, Е. Н. Теплова, С. С. Донауров, П. Б. Юргенсон и др. Подавляющая часть сборов относится именно к тому времени.

Прекрасно подобранная библиотека Печоро-Илычского заповедника насчитывает около 6 тыс. томов, среди которых есть уникальные издания прошлого века.

1 июня 1973 г. впервые был открыт Музей природы Печоро-Илычского заповедника, расположившийся в нескольких помещениях отдельного здания. Здесь же находится таксидермическая мастерская.

Коллектив заповедника проводит большую и необходимую работу по охране и изучению его природного комплекса. И тем не менее до сего времени отсутствует карта растительности заповедника, схема динамики растительности, которая приобретает особое значение в связи с тем, что заповедник стал биосферным. Совершенно необходимо составление и публикация инвентаризационных списков видов животного мира. При этом особое внимание следует уделить беспозвоночным. Отсутствие таких списков затрудняет составление региональных сводок.

Нарушений заповедного режима отмечается немного — территория заповедника и сейчас труднодоступна. Места возможного проникновения в заповедник — западная и восточная границы основной его части. Западная граница проходит между владениями заповедника и леспромхозов и охраняется маршрутными выходами лесников и с воздуха. Восточная граница, которая проходит по горам, еще более трудна для охраны, однако заходы в заповедник случаются здесь редко из-за необжитости района. Тем не менее на основных путях захода в заповедник, например, туристов со стороны Тюменской или Свердловской областей, на летний период выставляются временные посты лесников.

В верховьях Печоры и Илыча построено семь кордонов, на которых по два — четыре дома, есть дизельные электростанции, лесная охрана снабжена лодками с подвесными моторами.

Вся территория заповедника включена в район авиационного противопожарного патрулирования. Лесные пожары на территории заповедника редкость. Если же пожар и возникает (чаще всего от молнии), то он оперативно ликвидируется. В пос. Якша поставлена металлическая противопожарная вышка, с которой ведется наблюдение за боровыми массивами.