Научные исследования края

Научные исследования края начались в середине XIX в.

Первой крупной комплексной экспедицией на север Урала была Северо-Уральская экспедиция Императорского русского Географического Общества под руководство Э. К. Гофмана в 1847–1850 гг. Главной задачей экспедиции было «собирание материалов к составлению по возможности верной карты и подробного описания в физическом и естественно-испытательном отношениях Урала и обоих его склонов от 60° с. ш. на юге и до берега Ледовитого моря на севере». Экспедицией был обозначен водораздел как граница Европы и Азии; проведены геологические, астрономические, зоологические, ботанические и гидрологические исследования на реках бассейна Печоры. Результаты экспедиции, изложенные в сочинении «Северный Урал и береговой хребет Пай-хой», включали отчеты в форме дневниковых записей, сведения о климате, растительности, рельефе и минералах, а также первую крупномасштабную карту территории. Однако почти до конца XIX в. Северное Приуралье оставалось неизученным.

В 1924–1928 г.г. Северный и Приполярный Урал исследовала Североуральская комплексная экспедиция Академии наук и Уралплана под руководством Б. Н. Городкова и А.Н. Алёшкова, открывшая самую высокую часть Уральских гор, в том числе высшую вершину Урала — гору Народную.

Во второй половине XIX и в начале XX века экспедиционные исследования были направлены в основном на изыскание соединительных водных путей между верхней Печорой и Камой, Илычем и Северной Сосьвой, Щугором и Северной Сосьвой, Усой и Обью.

В 80-х годах по поручению иркутского промышленника А.М. Сибирякова экспедиция К.Д. Носилова исследовала бассейны Северной Сосьвы, Ляпина, Щугора, Илыча и перевалы через Северный и Приполярный Урал. В 1885 году был сооружен Сибиряковский тракт, соединивший реку Ляпин с Печорой. Тракт предназначался для перевозки дешевого сибирского хлеба и других товаров из Западной Сибири в Печорский край и Западную Европу. Начинался он от деревни Щекурьи на Ляпине, куда товары доставлялись пароходом по Оби, Северной Сосьве и Ляпину. Затем их перевозили на лошадях и оленях через горы, тайгу и болото в Усть-Щугор на Печоре. По тракту ездили только зимой, когда морозы сковывали зыбкие болота и быстрые речки. Тысяча оленей специально предназначалось для протаптывания дороги по всему волоку от Печоры до Ляпина. Тракт представлял собой 180-километровую просеку шириной 6 м с деревянными гатями на болотах и 5 промежуточными станциями для отдыха ямщиков. Через главный водораздел Уральского хребта тракт проходил по невысокому лесистому перевалу Крест в истоках реки Сертыньи (бассейн Ляпина). Большой деревянный крест на перевале сохранился до наших дней.

Попытки перевозить сибирский хлеб через Урал предпринимались и раньше. Для этого использовался другой, более высокий и безлесный, перевал (Щекурьинский проход) к деревне Аранец на Печоре, но из-за сильных метелей и глубоких снегов обозы с хлебом нередко погибали на перевале.

Сибиряковский тракт сыграл в свое время большую роль в экономике края. До создания тракта Печорский край снабжался волжским хлебом, который завозили в верховья Печоры из Чердыни местные купцы и продавали его по очень высокой цене. Обратно в Чердынь они везли семгу, меха, скупая их у населения за бесценок. Сибирские грузы вывозились в Печорский край, Мезенский уезд, на Мурманский берег, в Северную Норвегию, Данию. Для Печорского края эта дорога стала спасением: голод был обычным явлением на Печоре. Когда Сибиряков начал доставлять туда хлеб, цены снизились вдвое, а в 1887 г. — втрое. Жители называли Сибирякова «благодетелем всего Печорского края». В 1886 г. Сибиряков начал оборудовать по тракту летний колесный путь и даже думал о строительстве узкоколейной железной дороги для его круглогодичной эксплуатации, но постройка железной дороги из Западной Сибири через Урал в Европейскую Россию открыла возможность вывозить сибирский хлеб в Западную Европу. Хлеб в Сибири сразу подорожал, переправа его по тракту стала невыгодна, и тракт был заброшен.

Из наиболее значительных дореволюционных экспедиций следует упомянуть экспедицию Е.С.Федорова (1887-1889 года), который составил первую географическую карту Северного Урала, А.В.Журавского (1908 год), поднявшегося по Большой Сыне до хребта Сабли и описавшего его бассейн, и Б.Н.Городкова (1916 год), давшего краткую характеристику почв и растительности восточного склона Приполярного Урала.


Экспедиция Кайзерлинга А.А. — Крузенштерна П.И.

Кейзерлинг Александр Андреевич — геолог, палеонтолог, путешественник. и общественный деятель, граф, член-корреспондент по разряду физики и химии Отделения физико-математических наук (с 5 декабря 1858), один из авторов классического сочинения «Geology of Russia and the Ural Mountains», послужившего основанием для дальнейших геологических исследований Печорского края. Родился на мызе Кабиллен в Курляндии. Получил высшее образование в Берлинском университете, где изучал первоначально юриспруденцию, но, под влиянием знаменитых ученых Гумбольдта и фон-Буха Л., скоро увлёкся естествознанием, все главные отрасли которого разрабатывались Кейзерлингом во время его многолетней научной деятельности, хотя наиболее значительные работы его были посвящены геологии и палеонтологии. Будучи за границей, Кейзерлинг напечатал, совместно с товарищем по университету, впоследствии известным зоологом Блазиусом, несколько зоологических и геологических работ.

В 1840 был приглашён принять участие в качестве натуралистов в предпринятой бароном Мейендорфом А. экспедиции для исследования промышленности и естественных богатств России. Результатом его участия явилась «Notiz uber Verbreitung der geognostischen Formationen in Europ. Russland», помещённая в XIV томе «Бюллетеня Московского Общества Естествознания». В 1841 Кейзерлинг примкнул к экспедиции Мурчисона и Вернейля и принял участие в разработке собранных палеонтологических коллекций.

В 1843 Кейзерлинг А.А. вместе с Крузенштерном П.И. (сыном адмирала Крузенштерна И.Ф.) совершил путешествие по Печоре и её притокам. Он дал первое научное описание Тиманского кряжа, составил первую геологическую карту и предложил свою трактовку построения горных пород вдоль р.Ухты. Составленные ранее карты Коми края представляли собой приближённые и искажённые очертания географических объектов. По выражению Кейзерлинга А.А., «Печорский край представлял совершенно загадочную землю, подобную внутренней Африке».

Кейзерлинг и Крузенштерн прибыли в Усть-Сысольск из Петербурга 17 июня 1843. Уездные власти помогли учёным со снаряжением, выделили проводников, немало способствовавших успеху экспедиции. Кейзерлинг А.А. в письме к отцу отмечает услужливость и сообразительность зырян-помощников. С экспедицией из Усть-Сысольска отправились старший лесничий уезда Греве и местный житель Филипп Попов. Последний известен тем, что принимал участие в составлении первого русско-зырянского словаря. Греве за семь лет своей работы ни разу не побывал в восточной части уезда и оказался неспособным к полевым работам. Он стал не помощником, а обузой экспедиции. Крузенштерн А.А. возмущался: «Какая может быть польза от такого проводника, когда он всё время прятался от комаров в совершенно закрытом пологе своей лодки?». В конце концов Греве не вытерпел, простонал: «Умираю!» и убежал. К счастью, толковым помощником оказался Попов Ф., которого тот охарактеризовал как «грамотного, расторопного и любознательного зырянина».

Экспедиция по Южной и Северной Мылве пробралась на Печору в Троицко-Печорск. Весь июль и август проводились исследования; был проделан маршрут по всей Печоре, до низовьев, со съёмкой реки и населённых пунктов, велись астрономические наблюдения широт и долгот. Из с. Аранец Кейзерлинг с проводником пешком ходили к горе Сабле, а Крузенштерн оставался в селе для наблюдений и обработок произведённых наблюдений. Не рискуя нарушить ход своих хронометров, он не решился пуститься в тяжёлый путь по тайге и болотам. Из с.Оксино в низовьях Печоры Кейзерлинг с Крузенштерном совершили рейд в Тиманскую тундру, пересекли р. Индигу и вернулись в Пустозёрск. 2 сентября 1843 экспедиция отправилась вверх по рр. Печоре и Ижме. В с.Усть-Ухта Кейзерлинг А.А. и Крузенштерн П.И. разделились: Кейзерлинг с одним проводником на лёгкой лодке проехал вверх по р. Ухте, перешел на р. Вымь, спустился по ней до устья и приехал в Усть-Сысольск, а Крузенштерн вместе с присоединившимся еще в Усть-Цильме Латкиным В.Н., известным промышленником и путешественником, поднялся по Ижме до верховий, сделал трудный переход до Вычегды и также приехал в Усть-Сысольск.

Карта Крузенштерна как основа для общей мелкомасштабной карты Коми края служила до Второй мировой войны. Исследования были проведены на качественно ином уровне, за что Кейзерлинг А.А. был удостоен Демидовской премии. Кейзерлинг А.А. и Крузенштерн П.И. изучили достаточно обстоятельно Тиманскую тундру — озёра и реки, их протяжённость, расстояния м.ними, основные притоки, выяснили, в какие бухты могут заходить морские суда, в каких можно укрыться от бури. Наряду с подробным гидрографическим описанием авторы собрали сведения о том, какой лес растёт на берегах, давали материал о рыбной ловле, мировой торговле местного населения, но самое главное, выявили минеральные источники, запасы медной руды на р.Мутная, соляные источники, запасы кремня на притоках Вычегды.

В работе «Wissenschaftliche Beobachtungen auf einer Reise in das Petschoraland» ( «Научные наблюдения во время поездки в Печорский край», 1846, Санкт-Петербург) Авторы дали социально-экономический обзор края. Гидрографический раздел книги по Усть-Сысольскому и Мезенскому уездам был составлен при помощи местных жителей Попова Ф.Я. и Окладникова А. В приложении составлено две карты: геологическая и карта рек и населённых пунктов. Кейзерлинг А.А. составил первую геологическую карту Печорского края, Крузенштерн П.И. — первую географическую. На карте был выделен Тиманский кряж как более древнее горное образование, нежели Урал. За эту книгу Кейзерлинг получил полную Демидовскую премию и был избран почётным членом и членом-корреспондентом многих русских и иностранных учёных обществ и учреждений. Вскоре, однако, Кейзерлинг, покинув государственную службу, удалился в своё имение Райкюль в Эстляндии, где занялся хозяйством и общественной деятельностью, долгое время исполняя обязанность предводителя эстляндского дворянства и председателя местного сельскохозяйственного общества. В период реформ Кейзерлинг снова выступил на более широком поприще и с 1862 по 1869 состоял попечителем дерптского учебного округа. В 1870 окончательно поселился у себя в имении, занимая некоторые выборные должности и не покидая научных занятий. В это время Кейзерлинг трудится над систематикой папоротников, издал монографию рода Adianthum («Mem. Acad. St.-Petersb.», 1875) и содействовал устройству естественноисторического музея в Ревеле. В 1887 общее признание научных заслуг Кейзерлинга отразилось в торжественном праздновании 50-летия со дня появления его научной работы. Отличительной чертой важнейших работ Кейзерлинга была точность наблюдения, ясность изложения и всестороннее изучение предмета. Умер всоём имении Райкюль (Эстляндия).

Первая поездка Крузенштерна П.И. (1843) прочно связала его с Коми краем. Он, по его собственным словам, «решил посвятить жизнь свою на разрешение вопроса, от которого зависело богатой, но по отдалённости своей, забытой области России». До конца жизни Крузенштерн П.И. занимался исследованиями и промышленной деятельностью в Коми крае. За приверженность Печорскому краю он получил прозвище «Крузенштерна-Печорского».

В 1847 году Крузенштерн П.И. представил правительству проект плавания к Северному полюсу и просил представить ему для этой цели командование судном, но получил отказ. Тогда он решил снарядить экспедицию на собственные средства. На средства, оставленные ему после смерти отца, построил судно, которому присвоил имя «Ермак». Постройка была закончена 18 мая 1849 года и спущена на воду в Белом море у д.Сорока (современный Беломорск). Однако долгое время при попытках использования «Ермака» для арктических исследований Крузенштерна преследовали неудачи. Из-за штормов, разных организационных неурядиц, аварий и связанных с ними ремонтных работ не все намеченные исследования удалось осуществить. Были исследованы берега Белого и Баренцева морей, устья рр.Мезени и Индиги, детальная съёмка и промеры глубин рукавов и фарватера Печоры. В итоге Крузенштерн положил начало службе предвычислений приливов и отливов.

Отцовские деньги заканчивались. В 1855 году Крузенштерн П.И. в виде вознаграждения за понесённые расходы в исследованиях получил от правительства привилегию на бесплатную вырубку и реализацию для собственных нужд лиственничного леса на берегах Печоры в течение 12 лет. Однако ни опыта, ни достаточных капиталов для этого у него не было. На помощь ему пришли известные промышленники и купцы Латкин В.Н. и Сидоров М.К. В июне 1859 года Латкин, Сидоров и Крузенштерн основали компанию по промышленному освоению Печорского леса. Свою привилегию Крузенштерн уступил компаньонам в виде пая. Вновь появились деньги. Сам же он смог продолжить исследования фарватера Печоры. Морское министерство в 1870 году по результатам работ Крузенштерна издало «Руководство для плавания к устью Печоры».

В 1862 году Крузенштерну П.И. представился случай одновременно с выполнением работ для компании осуществить свою давнюю мечту: морским путём с устья Печоры пройти до устья Енисея, где Сидоровым М.К. было приготовлено для вывоза в Россию пять пудов графита. Крузенштерн видел возможность вывоза не только графита, но и других богатств Сибири, «пропадавших зря». Осуществление этой задачи Крузенштерн возложил на своего сына, тоже Павла, энергичного и волевого человека, который к этому времени уже проявил себя способным морским офицером. «Ермак» 1 августа 1862 года в сопровождении бота «Эмбрио» вышел из д.Куя на Печоре к Карским воротам. Из-за беспрерывных штормов плавание сразу стало нелёгким. Карское море сплошь забило льдами, и корабли попали в ледовый плен и потеряли др. друга из виду. 3 сентября 1862 года «Ермака» выдавило на лёд и повалило на бок. Судно было потеряно. Экипаж с большим трудом, переходя со льдины на льдину и преодолевая полыньи, 16 сентября 1862 года вышел на северную конечность полуострова Ямал. С помощью ненцев Крузенштерн-сын с людьми добрался сначала до Обдорска, а затем перевалил Уральские горы, вышел в верховья Усы и по рекам Усе и Печоре проехал в Кую. Бот «Эмбрио» невредимым вернулся туда же. Таким образом, потерпели крах надежды Крузенштерна-отца на открытие морского пути к Енисею. Слабым утешением являлось то, что были получены новые сведения о течениях в Карском море и в проливах, метеорологические данные и дополнен опыт плавания в Арктике.

К шестидесятилетию со дня рождения Крузенштерна П.И. ему было присвоено звание вице-адмирала, и по возрасту он получил увольнение с военно-морской службы. Но он по-прежнему продолжал исследовательские работы в Печорском крае: в 1874-1876 г.г. проводил съёмки и исследования р.Усы и правых притоков Оби с целью изыскания водного пути с Печоры на Обь. В результате он пришёл к выводу о возможности постройки канала м. верховьями Сарт-Ю и Сарт-Юган — притоками соответственно Усы и Щучьей, впадающей в Обь.



Рейтинг: 2/5 (40%) (1 оценка)